В воскресенье, 26-го мая, в селе Богородском, при громадном стечении публики состоялось открытие памятника Царю-Освободителю Александру II. Памятник сооружен на средства местного сельского общества, при поддержке местных купцов-промышленников. На молебствии и при освящении памятника присутствовали: начальник губернии, гофмейстер Высочайшего Двора В. М. Борзенко, вице-губернатор действительный статский советник С. И Бирюков, управляющий нижегородской конторой Государственного банка действительный статский советник Н.П. Полянский, начальник речной полиции генерал-майор Д. Ф. Шкот, непременный член губернского присутствия действительный статский советник Н. М. Ленивцев, инспектор 3-го участка московского округа путей сообщения князь А. М. Чавчавадзе и многие другие. После освящения памятника начальником губернии были осмотрены: пожарная дружина, больница, женская гимназия и техническое училище с кожевенным заводом. Затем в помещении всесословного клуба состоялся обед на 200 персон.

Нижегородский листок. 1913. № 144.

…На исходе весны года трехсотлетнего юбилея царствующей династии Романовых в селе Богородском Горбатовского уезда Нижегородской губернии появился памятник Царю-Освободителю. Установили его, правда, пусть и с более чем двухлетним опозданием, «в память пятидесятилетия освобождения крестьян от крепостной зависимости», как указывало другое губернское издание – «Нижегородская земская газета» (1913. № 21). Статуя монарха высилась на объемном четырехгранном постаменте. Александр II предстал в мантии, в левой руке он держал скипетр, а правой протягивал вперед свиток манифеста об отмене крепостного права. Установленный рядом с храмом Воскресения Христова монумент выдавался к дороге, вдоль которой располагалась самая протяженная в селе улица – Александровская. Но вот что любопытно: в 1912 году в селе уже освящался памятник Александру II. Он был куда скромнее и представлял собой усеченную пирамиду из толстого цинка с бронзированным литым бюстом Царю-Освободителю.

Восьмого июля в с. Богородском при большом стечении народа был открыт памятник-бюст Императору Александру II-му. При торжественном открытии играл оркестр духовой музыки.
Памятник сооружен на средства крестьян дер. Высокова той же волости; по просьбе крестьян памятник поставлен при приходской Успенской церкви с. Богородского.


Нижегородская земская газета. 1912. № 29.


Так за короткое время в Богородском оказалось два разных памятника одному и тому же монарху. Ситуация для небольшого села уникальная, но объяснимая.
В феврале 1911 года Россия готовилась широко отпраздновать пятидесятилетие отмены крепостного права. Несколько общественных организаций предоставляли свои услуги для проведения торжеств. Среди них особо выделялся Всероссийский Национальный клуб, предлагавший крестьянским обществам всевозможную юбилейную литературу, портреты и гипсовые статуи Александра II. Высокое положение руководства клуба укрепляло его позиции. Кроме того, у председателя этой организации князя Б. Васильчикова были хорошие связи со многими российскими губернаторами. К примеру, именно в Национальный клуб обратились представители Нижегородской земской управы за картинами и брошюрами об эпохе освобождения. Здесь же они заказали 60 серий световых картин для чтения с волшебным фонарем, сами волшебные фонари и 11000 портретов Царя-Освободителя для раздачи по школам и населению, о чем можно прочитать в № 27 «Нижегородского листка» за 1911 год (раздел «Местная хроника»). «На дело ознаменования 50-летия освобождения крестьян от крепостной зависимости» Нижегородское земство ассигновало 2000 рублей.
Один из успешных петербургских предпринимателей, владелец нескольких столичных фабрик Э. Э. Новицкий договорился с клубом об изготовлении небольшого и очень дешевого памятника Александру II.

...Эдмунд Эдуардович Новицкий давно лелеял мечту о введении художественных произведений скульптуры в деревню, в целях облагорожения вкуса и развития любви к прекрасному в народе. Он хотел демократизировать этот вид искусства, до сего времени почти не выходящий за пределы музеев и богатых особняков. Но чтобы украсить деревенскую площадь первым пластическим изображением человека, нужно было изображение Великого Освободителя крестьян.

Огонек. 1911. № 12.


Бюст царя в мундире с погонами в полтора раза больше натуральной величины изготавливался из цинка и покрывался тонким слоем бронзы. Он крепился болтами к постаменту, на лицевой грани которого помещалась надпись: «Государь Император Самодержец Всероссийский Александр II Царь-Освободитель, царствовал с 1855 по 1881 год». Ниже располагался гербовый двуглавый орел, а под ним заключительный абзац манифеста об освобождении крестьян: «Осени себя крестным знамением православный народ, и призови с нами Божие благословение на твой свободный труд, залог твоего домашнего благосостояния и блага общественного». На боковой стороне бюста хорошо прочитывалось название фирмы и ее адрес, – так Новицкий позаботился о рекламе.
Стоимость памятника была сделана предельно низкой: всего 150 рублей. Более того, Эдмунд Эдуардович предлагал рассрочку: 50 рублей платилось при оформлении заказа, еще 50 – при получении памятника и остаток – до 1 ноября 1911 года. Занимавшийся распространением памятников Всероссийский Национальный клуб сопровождал их подробной инструкцией по установке. Она не отличалась большой сложностью: на подготовленном фундаменте требовалось всего лишь соорудить пару бетонных ступеней, поставить на них цинковый постамент и залить его низ бетоном. Затем к постаменту привинчивался бюст, и памятник был готов к освящению.
Увы, подготовка к празднованию началась с опозданием, поэтому мало кто из заказчиков успел получить и уж тем более установить памятник ко дню юбилея – 19 февраля. В этой ситуации клуб достойно вышел из положения, остерегая от сооружения бетонного основания в зимние морозы и называя более подходящими датами для освящения памятников 17 апреля – день рождения Александра II, и 30 августа – день его тезоименитства.
Понятно, что не только богатое село с несколькими тысячами жителей, каким было на тот момент Богородское, могло позволить себе установку памятника, но и скромная деревня Высоково.
Специально под памятник рядом с Успенским храмом соорудили дополнительный высокий каменный постамент. Работы по его подготовке, вероятно, и затянули открытие монумента до лета 1912 года. К самому же дню 50-летнего юбилея освобождения крестьян была переименована главная в селе улица – Большедорожная (в просторечии Большая дорога или Большая). В честь Царя-Освободителя она стала называться Александровской. Информацию об этом событии удалось почерпнуть из коротенькой заметки в «Нижегородской земской газете (1911. № 15), посвященной, как это не покажется странным, антисанитарии и ужасному состоянию дорог в Богородском. Общественный корреспондент замечает: «С каждой весной и осенью на лучшей улице (прежде называвш. «Большая», а с юбилея 19 февраля 1911 г. «Александровская») не вывозится грязь, в которой вязнут не только люди, но и лошади».
Хорошее качество памятника, низкая цена и широкая реклама сделали свое дело: фабрику Новицкого завалили заказами на несколько месяцев вперед, и она набирала обороты. Так если поначалу один памятник изготавливали два дня, то впоследствии выпуск довели до 25 штук в сутки.

Наиболее ценным результатом предпринятого труда... Эд. Эд. Новицкий считает ту приспособленность и высокую специализацию в отрасли отливки крупных памятников, какой достиг завод, выполняя такую колоссальную задачу, как исполнение в течение двух-трех месяцев свыше тысячи памятников. Нужно побывать в этом аду, у горнов, в несмолкающем шуме чеканной, чтобы иметь представление о размерах и интенсивности производства.

Огонек. 1911. № 12.


Памятник Новицкого был, пожалуй, самым массовым в империи. Этих бюстов оказалось больше, чем всех остальных монументов в России. Установить их точное количество невозможно. Васильчиков в феврале 1911-го говорил о будущей установке тысячи памятников, а уже весной того же года Новицкий сообщал о восьмистах изготовленных бюстах. Московский ученый Кирилл Гелиевич Сокол в своей книге «Монументальные памятники Российской империи: Каталог» (М.: Вагриус Плюс, 2006) пишет, что «количество установленных памятников можно оценить в 1,5–2 тысячи штук», поскольку выпускались они не один год. Автор каталога приводит весьма любопытные факты. Так, подольский губернатор А. А. Эйслер заказал у Новицкого 160 памятников для своей губернии: это число удивительным образом совпало с количеством волостей на Подолье. Не отстал от него и губернатор Ставрополья Б. М. Янушевич, заказавший памятники для всех сел губернии.
Что до Нижегородчины, то здесь, как следует из газет, в период с августа по ноябрь юбилейного года монументы Царю-Освободителю кроме Богородского освящались в Оленине, Городце, Алистееве, Кстове, Щербинках, Каменках и других населённых пунктах.

Полувековая годовщина освобождения крестьян оставит по себе память не только в сердце народа. По всей России за эти дни воздвигаются многие сотни памятников тому, кто дал свободу миллионам крестьян. Это - памятники, созданные действительно «иждивением народа»...
Русская деревня, не знавшая до настоящего времени других произведений скульптуры, кроме безруких Венер на фронтонах старых барских усадеб и «каменных баб» на курганах, впервые теперь украшается памятниками художественной работы.
И это вторжение благородного искусства пластики в деревню происходит сразу в грандиозных размерах.


Огонек. 1911. № 12.


После того, как первоначальный массовый спрос на памятники был удовлетворен, Э. Э. Новицкий расширил ассортимент своей продукции. За крупную сумму он приобрел у скульптора А. М. Опекушина права на статую Александра II, установленную в Московском кремле, и поставил ее на поток. Статуя устанавливалась на четырехгранном постаменте с изображением короны и надписью «Император Александр II».
Успешная коммерческая деятельность Новицкого подтолкнула и другие фирмы к изготовлению памятников Царю-Освободителю. Так бюсты и фигуры Александра II стали производить московские заводы А. Козлова и Э. Виллера, петербургский завод Морана и др.
Когда в Богородском стало известно о новых предложениях, представители местной промышленно-купеческой элиты сделали пожертвования на солидный памятник. Размер ассигнований, как следует из упомянутого выше № 29 «Нижегородской земской газеты» за 1912 год, составил около пяти тысяч рублей. Заказ отправили в фирму Э. Виллера, которая изготавливала статую царя очень похожую на «московский» монумент Новицкого. По данным, которые предоставил Кирилл Гелиевич Сокол, Виллер также воспользовался услугами Опекушина, купив права на тиражирование статуи, выполненной скульптором для села Хоружевка Полтавской губернии и установленной на пьедестале 3 июля 1886 года в честь 25-летия отмены крепостного права. Ее серийная копия и была освящена в селе Богородском Нижегородской губернии 26 мая 1913-го...

С раннего утра по селу, и особенно по Александровской улице заметно было оживленное движение; дома были убраны зеленью и флагами, а на некоторых были выставлены портреты Государей. К молебну у памятника собрались все учащие и учащиеся, шпалерами расположившиеся вокруг памятника; а также депутации с венками, богородская вольная пожарная дружина и горбатовская потешная рота, накануне прибывшая на торжество. Молебен был отслужен соборне, пели два хора певчих. После молебна священником о. Михаилом Сигрианским было сказано прочувственное слово на тему события и была отслужена краткая лития. При пении «Вечная память» пелена с памятника упала и пред глазами молящихся предстала на высоком пьедестале величественная фигура Императора Александра II во весь рост, в мантии, с грамотой в правой руке и скипетром в левой. С передней стороны памятника прибита доска с надписью: «Царю-Освободителю Императору Александру II от благодарных крестьян и жителей села Богородского». Г. начальником губернии была провозглашена здравица за Государя Императора Николая Александровича, покрытая долго несмолкаемым громогласным «ура», смененным народным гимном, который был исполнен духовым оркестром и хором певчих. Представителем Феодосийского общества трезвости была произнесена речь, после чего депутации возложили венки на памятник. Венков возложено около 20. Земля Богородицкая 13 Памятник красиво украшен зеленью и флагами. С передней стороны было растяну- то полотно с надписью: «Царю-Освободителю» и повешено знамя с надписью: «1861–1911 г. Осени себя крестным знамением, православный русский народ, и призови с Нами Божье благословение на твой свободный труд – залог будущего благополучия и блага общественного»!

Нижегородская земская газета. 1913. № 21.


«Жизнь» памятников оказалась недолгой: спустя несколько месяцев после октябрьского переворота 1917 года, бюст и статую Александра II сбросили с пьедесталов. Постамент для последней более шестидесяти лет использовался в качестве памятника жертвам контрреволюционного мятежа в Богородском 24 мая 1918-го и лишь в 1980-х был окончательно демонтирован.